Библиотека

Публикации в СМИ

Эксперты Всемирного Банка посетили Ставрополье
Только эффективная экономическая политика выведет российскую экономику из кризиса

Разные люди по-разному оценивают сегодняшнее состояние российской экономики. Оценки разнятся кардинально: одни говорят о застое, другие — о подъеме, третьи — о кризисе.

В рамках Недели инвестиций и инноваций на Ставрополье, проходившей с 16 по 20 апреля в Ставрополе, наш край с 3-дневным визитом посетили эксперты в области инвестиций и моделирования социально-экономических процессов. С одним из них — Вениамином Лившицем — корреспондент “СБ” побеседовал о современном состоянии российской экономики.

 — Вениамин Наумович, как вы оцениваете современную экономическую ситуацию в России и состояние дел в реальном секторе экономики?

— Последние несколько лет экономика России развивается совсем неплохо: растут реальные доходы населения, увеличиваются темпы роста ВВП, инфляция, хотя и остается достаточно высокой, но все же неуклонно снижается и т. д.

Но, невзирая на это, общая ситуация с производственным сектором весьма напряженная. Прежде всего это вызвано тем обвалом производства, который произошел в 1990-е годы. Тогда, как вы помните, показатель ВВП упал почти вдвое. Но, главная катастрофа произошла с реальными инвестициями, объем которых в среднем по стране упал в 4 раза, а в отдельных отраслях — в 8–10 раз.

И хотя в последние 5–7 лет ситуация с реальными инвестициями также заметно улучшается, все же износ оборудования, производственных фондов недопустимо высок — более 50 процентов во всех отраслях. Средний возраст оборудования приближается к 20-ти годам — это без преувеличения закритическая величина. К примеру, в 1980-х годах нового оборудования [проработавшего менее 5 лет] было больше трети. В начале этого века такого “нового” оборудования было около 5 процентов.

Сейчас экономика ведущих стран мира развивается в направлении резкого увеличения инновационной составляющей. Причем во всем мире наблюдается тенденция смещения центров инновационной активности из центров-метрополий в регионы, и Россия не исключение [примеры — Томск, Зеленоград]. Давайте немного отвлечемся. Как известно, рыночная система [в частности, капиталистическая система] прошла ряд стадий. Во времена Маркса это был, по существу, дикий капитализм с жесткой конкуренцией участников рынка и отсутствием управления со стороны государства [если не брать в расчет нескольких протекционистских мер]. Позже, в 1890 году, после принятия первого антимонопольного закона [закона Шермана], государство стало активно участвовать в экономических процессах. Дикий капитализм сменился индустриальным обществом, затем — постиндустриальным, информационным. И наконец, сейчас, большинство развитых стран либо уже вошли, либо входят в стадию экономики знаний. И Россия, если она хочет быть активным игроком будущей мировой экономической системы, тоже должна достичь этого уровня. А с 20-летним оборудованием конкурировать со странами с экономикой знаний невозможно.

 — И как вы оцениваете шансы нашей страны на переход в стадию экономики знаний?

— Причин для глобального пессимизма нет. Ресурсы России настолько велики, что у нас есть все основания и предпосылки для решения действительно важных задач, стоящих перед нашей страной. Другое дело, какие задачи перед собой ставить и как их осуществлять.

— Какие задачи, по вашему мнению, наиболее актуальны для нашей страны на сегодняшний день?

— Я не считаю наиболее важными те задачи, о которых нам каждый день говорит телевизор: удвоение ВВП или вступление в ВТО, хотя рано или поздно это, конечно, надо сделать. По-моему, сейчас наиболее важными проблемами, которые России необходимо решить в ближайшие годы, являются следующие: во-первых, это борьба с бедностью. Об этом в последние годы регулярно говорит и президент. Во-вторых, восстановление и развитие производственного потенциала страны на инновационной основе. Для успешного конкурирования с другими державами мира уже в ближайшем будущем мы должны сделать качественный скачок в этом направлении. И, наконец, в-третьих, обеспечение экономической безопасности нынешних и будущих поколений россиян. То есть создание условий для будущей нормальной, интеллектуальной и материально обеспеченной жизни людей. Причем во всех регионах страны.

Стоит отметить, что решение всех трех задач зависит от первостепенного решения второй. Необходимо развитие производственного потенциала, реструктуризация и диверсификация хозяйства, которая позволит уйти от сырьевой модели экономики и т. д.

Объективные основания, позволяющие полагать, что Россия может справиться с решением этих проблем, есть. Но непременным и важным условием является правильная государственная экономическая политика.

— Какую государственную политику вы считаете “правильной” и проводится ли она в России сейчас?

— В том виде, в каком я бы хотел видеть эту политику, она сейчас не проводится. Я бы хотел видеть сильное и умное государственное регулирование. Сегодня у нас скорее господствует монетаристский взгляд на экономический процесс, да еще и с российской спецификой, согласно которому государство должно поменьше вмешиваться в экономику. А так как, по моему мнению, мы все еще находимся в кризисном состоянии, то государство должно не уменьшать расходы, а увеличивать их, стимулировать потребительский спрос, обеспечивая “загруженность” производства и рабочие места.

— Почему же власти нашей страны не проводят такую политику?

— По-моему, в России на всех уровнях власти распространены некоторые заблуждения, следствиями которых и является современная ситуация в экономике. Одно из таких заблуждений состоит в том, что монетаристская концепция, которая действительно хороша для нормально развитых стран с рыночной экономикой, так же хороша и в России. И даже больше — что она единственно возможная концепция в нашей стране.

Я считаю, что это миф, который уже в 1990-е годы привел к провалу в экономике. А сейчас, при исключительно благополучной внешней экономической ситуации, она, конечно, не приводит к провалу, но посмотрите на темпы роста нашей экономики — они могли бы быть значительно выше. Сравните с ситуацией в Китае, Индии.

Я не обвиняю руководителей нашей страны в некомпетентности. Но они искренне уверены в том, что сегодня России необходимо идти тем же путем, которым идут западные страны, и что теоретическая макроэкономическая концепция у нас должна быть та же самая, что и у них, то есть монетаризм. Я считаю, что их ошибка состоит в том, что они не берут в расчет специфику двух вещей: во-первых, специфику объекта — то есть России, и, во-вторых, специфику периода, в котором она находится.

— И как же, по вашему мнению, эту ситуацию можно исправить?

— Если мы посмотрим “назад в историю”, то увидим, что в подобной ситуации находились США в 30-е годы прошлого века [“Великая депрессия”]. Тогда президент Рузвельт вывел американскую экономику из кризиса благодаря сильному государственному вмешательству в данную сферу.

Я считаю, что именно такой путь позволит российской экономике выйти из той кризисной ситуации, в которой она находится сейчас. Но при этом все шаги в этом направлении должны делаться системно. И вся система мер должна базироваться на понимании того, что в условиях кризиса рынок саморегулированием не обладает [или обладает, но в недостаточной степени], и что государство должно ему [рынку] помогать, потому что государство в данной ситуации не ночной сторож, а активный участник экономических процессов.

В моей статье “Какая экономика нужна нашей стране” я ввел понятия сильного и слабого государства. Сильное государство — это то, которое не на словах, а на деле ориентировано на интересы основной массы населения. А слабое, наоборот, в своих действиях де-факто ориентировано на интересы небольшой группы самых богатых людей.

И я бы хотел, чтобы государственная экономическая политика в нашей cтране соответствовала моему пониманию сильного государства. И чтобы при этом она была рациональна и умна в своих действиях.

Беседовал Михаил Пекшев

23.04.2007

//"Ставропольский Бизнес" №14(613) от 23 апреля 2007 года
(Рубрики > Деловое обозрение)